Отрицательные эмоции

Основные позиции:

Эмоции определяются как: Мажорные, минорные и отрицательные. Мажор - радость, любовь, счастье и т.д, минор - горе, страдание, печаль и т. д, отрицательные.
Основания для такого типа классификации эмоций. Необходимо выделить специфический тип эмоций, которые не являются эмоциями способствующими, поддерживающими жизненные процессы. Переживание горя уместно в соответствующей ситуации, более того, отказ от соответствующего переживания, как например в случаях формирования неврозов, ведет к фиксации травматического переживания в первичной, часто инфантильной форме. То есть, существуют эмоции адекватные личной ситуации субъекта, поддерживающие процессы его личной жизни, способствующие развитию его личностных структур. Мажорные и минорные, и существуют эмоции являющиеся одним из выражений отсутствия контакта субъекта и его личного переживания  - это либо активные отрицательные эмоции вина, стыд, (ведущие к попытке компенсации травматического переживания), либо «более мягкие» неустраивающие переживания, отрабатываемые при помощи интеллектуализаций, долженствований и манипуляций, либо пассивные ( разнообразные формы транса, т.е. не контакта с эмоциональной сферой и шире со сферой всего происходящего в той или иной форме)
Развитие личности человека (в нашем случае способность встречать, пререживать, справляться с разнообразными проявлениями реальности), происходит относительно нескольких магистральных линий развития.
Остановки в развитии, которую фиксируют отрицательные эмоции, ведут к феномену недовзросления, которые в частности проявляются в том, что человек «не держит» предложенной ситуации, не может справиться с напряжением возникающего контакта и начинает либо выяснять отношения с собой и с другими (самооценка, оценка другого, манипуляции, требования соответствия и т.д.), либо, оказавшись окончательно фрустрирован, - впадает в транс (полный или частичный сброс контакта). В данном случае, отрицательные эмоции представляют собой привычный способ организации динамики протекания возбуждения-интереса-смысла в данной ситуации. При котором имеет место повышение психического напряжения до симптомов линии напряжение-страх, перевод контакта в контроль (формирование отношения к себе и к миру как обьекту приложения сил), трансовые состояния (разообразные формы сбрасывания напряжения предлагаемые цивилизацией, телевидение, азарт, опьянение, агресиия, секс, еда. В жестких формах тяжелый невроз переходящий в психоз).

 

Избыток и недостаток

Эмоция рассматривается как одно из выражений понятия мотивации. Мотивирующие силы можно рассматривать с двух позиций. Первая позиция, недостатка, заключается в том, что человек, который ищет опоры и оправдания собственному действию или бездействию и соответственно своему бессилию и безответственности полагает силы мотивирующие его силами исключительно внешними. В качестве внешних сил они становятся тем, чему можно радостно следовать \потакать\ или не менее яростно сопротивляться \воевать\. Вторая позиция заключается в том, что опоры и оправдания не ищется (не перед кем) мотивирующие силы рассматриваются как выражение жизни частей единой целостности. Возникает возможность пользоваться энергией мотивации для трансформационных процессов сознания \реализация присутствия\. Важное различие между двумя способами мотивации корениться  в динамике развития драйва. Развитие по первому, нереальному, способу заключается в том, что человек развивается \ложная личность по Григорию Ивановичу\ придумывая, создавая, некоторые внешние по отношению к нему системы описания мира и очень хочет верить что эти системы являются обьективными и в силу своей обьективности непреложными.

Мы можем столкнуться с этим типом нарушений в г.т. интеллектуализация, интеллектуальное описание мира, долженствование - формирование эмоциональной концепции и манипуляция как защитное поведение тела. Они, эти системы создаются как наиболее безопастная концепция мира \безопастная в смысле не заставляющая совершать внутренней работы\, затем отделяется от человека, закрепляется за систему отношений с другими людьми и миром. (Что можно, что нельзя, хорошо, плохо)и затем поддерживается в меру сил и способностей. Вторая динамика развития мотивации представляет собой динамику развития взаимодействия \контакта\ в условиях реального времени и реальных людей, реальных условий мира и т.д. И вот тут мы начинаем нуждаться в присутствии субьекта, как в том, кто собственно испытывает нечто и движется. И здесь мысли, чувства и ощущения представляют собой продукт (отходы) жизни, а не эталоны ее.

 

Мотивация, принципы недостатка и избытка.

Мотивация - движущая сила.

· Базовая мотивация основана на двух движениях, движение притяжения (то, что нужно) и движение отталкивания (то, что не нужно).

· Центром мотивации всегда является целостность организма, даже в случае, когда окружающий мир предоставляет сигналы которые прочитываются как повод для  реагирования \мотивирования\.

Могут быть подробно рассмотрены зоны и динамика развития мотивационной сферы в реальности существования сомы, этоса и эго синтеза. Целостность не всегда полностью включена в сознание. Но мы говорим всегда о том, что происходит, соттветственно целостность, это какие, то реальные связи, которые сейчас просто не осознаются.

· На этом уровне мотивация проявляется индивидуально обоснованно. Подкрепленная чувством, когнитивной сферой, динамикой реального поведения.

·   Другой тип мотивации обоснован так называемыми отрицательными эмоциями.

· Характеризуется более или менее заметным зависанием в ситуации контакта, и ожиданием того, что посредник “выполнит свои обязанности”

· Возникают отрицательные эмоции по ромбу. Следует подчеркнуть, что отрицательные эмоции это не фактичность эмоции мысли или ощущения и основанной на ней мотивации, это то пространство внутри которого возник этот способ мотивации.

· Это способ мотивации не имеет никакого отношения к реальности, он имеет отношение к процессу устанавливания действительности.

· Реальный выход отрицательные эмоции имеют только в коцепцию себя и мира у человека.

· Отрицательные эмоции пассивны по определению и узнаются по признаку пассивности.

· Принцип управления - контроль и манипуляция внешним и внутренним миром (опытом) в стремлении к безопасности (отсутствию тревоги).

· Ведущее чувство - невротическая тревога. Положительный опыт понимается как наименее тревожный. Отрицательный опыт - который вызывает или ведет к повышению тревоги.

· Нужда в сильных эмоциях, при преимущественном нежелании и невозможности  нести за них ответственность. Способствует процветанию суррогатов в области впечатлений.

· Необходимость выбора с надеждой на то, что выбор будет окончательным. Необходимость корректирующего данный выбор поведения на протяжении действия выбора. Остается место контроля.

· Выраженное чувство не является самим собою, оно является символом чего-то другого. Любовь для того, чтобы любили, или почувствовать себя  в безопасности. Недостаточное.

· Отсутствие возможности развития опыта. В силу того, что самость (опыт) является не тем, что лежит в основании опыта, а тем, что регулируется. 

 

Страх, стыд, вина.

 

Здесь место тонким различиям, например говорят о страхе Божьем, но это не про тот страх про который мы сейчас.

В совмещение с тремя модусами взаимодействия с миром.

Страх - желание убить. Стыд - желание быть убитым. Вина - желание умереть.

Собственно эти три формы представляют собой предельную форму несогласия, не принятия существующей действительности.

Ситуация вины. Когда ребенок возвращается домой с двойкой в дневнике, то он, как правило испытывает вину. В коммуникативном смысле вина, для этого ребенка служит залогом того, что его извинят. Ребенок находится в значимых отношениях с родителями и в рамках этих значимых отношений двойка рассматривается как плохой опыт (отрицательная реальность), соответственно она играет роль в установленных с родителями отношениях. И вина выступает действием направленным на себя (обвинение). Если ребенок не будет испытывать вину и наказывать себя, то его накажут другие, в данном случае родители. Соответственно вина выступает как ритуальное само наказание. Если ребенок не будет испытывать чувство вины, то есть ритуально себя наказывать, то это значит что ребенок не принимает правил и самого того пространства, которое установилось у него с родителями. То есть ребенок рискует совместностью. Получается такая система. С одной стороны мы имеем событие (реальная двойка) с другой стороны мы имеем отношения с родителями по поводу этой  реальности. Проблема заключается в том, что возможна компенсация реального события по линии отношений, то есть , если родители меня извинят, то по поводу двойки и париться особенно нечего.

Но здесь возникает интересная ситуация. Ребенок имеет две страдающих сферы. Отношения с родителями и действительный ущерб относительно собственных знаний, то, что называется не справился. Вина как переживание имеет место и смысл только в случае стремления восстановления отношений с родителями, слияния с родителями, все остальные действия вины не предусматривают. Конечно, не возбраняется восстанавливать отношения с родителями даже в смысле слияния, но вина может испытываться вместо того, чтобы что то делать. Одновременно, никакие действия могут не искупить вины, которая возникла в отношениях. Соответственно задачей выступает различение линий: вина в отношениях и вина ( в смысле ответственности и отрицательной оценки по поводу конкретного действия). Первая может быть исправлена только восстановлением слияния(и здесь слияние в контакт), вторая требует конкретных дел.

 

Узнавание отрицательных эмоций.

 

Кто посмотрит и увидит, тот посмотрит и увидит; кто посмотрит и не увидит, - тоже бывает. А кто и смотреть не будет…

(Бред)

 

Работа с отрицательными эмоциями требует некоторой глубины пребывания, это не поверхностная тема.

Признаки и проявления отрицательных эмоций.

Ощущение некоторого «пробоя», срыва некоторого запрета. Очевидно, что отрицательные эмоции относятся к сфере «нельзя», когда мы каким то образом не выдерживаем. Появляется некоторое специфическое удовольствие. В руках «запретный плод». При чем это ситуативно. Мы можем знать - догадываться, что выражение данного конкретного чувства это далеко не лучшее, что мы можем сделать в этой жизни и нам за него будет потом не так, не гармонично. Но все равно делаем. При чем выражение отрицательной эмоции может проходить не только по линии собственно эмоций (прищучить, позлобствовать, погордиться, обвинить и т.д.), но и в сфере интеллектуализаций и манипуляций.( соответственно: защитные интеллектуализации и манипулятивные действия: вторичные пристрастия, курение, алкоголь.)) Все это обладает привкусом «запретного плода».
Особая грязноватая власть над собой или над другими. (Власть истерики,  затягивающей сентиментальности, «опущенных рук» например, и т.д.) При чем эмоция может быть как агрессивная так и депрессивная или маниакально - радостная. Каким то образом все это устроено так, что ближним вроде бы и нечего противопоставить этой все сметающей волне.
Считается, что переживание и проявление отрицательных эмоций это и есть настоящая эмоциональная «жизнь». Что то кипящее и бурлящее.. Во всяком случае, по отношению к полному отупению это может показаться, что это действительно какая-то жизнь.
Практика отрицательных эмоций, в случае перекрывания одной из основных жизненных линий, обладает также следующей особенностью. Она порождает психо - эмоциональный комплекс (комплекс в юнговском смысле). Ощущение того, что все, что делается это не настоящее, понарошку, несерьезно, как будто бы какая то подготовка к  возможному (слово «возможно» здесь важно) настоящему действию. Яркое ощущение, есть какие то они, (взрослые, настоящие люди) которые занимаются «настоящим» делом. Чувство не плодотворности.
Отрицательные эмоции требуют выражения. Для того что бы их останавливать требуется специальное усилие.
Специфическая грязь. Отрицательные эмоции собственно живут в некоторых цепочках. Угрюмое недовольство собой порождает суетливую и ложную заинтересованность в мире, такая заинтересованность ничего не порождает и опять угрюмое недовольство.
Выделить ведущую отрицательную эмоцию в само восприятии по вкусу. Замотанность, гнусное собой недовольство, растерянность. Отсутствие перспективы. Это как будто мстя такая, если говорить о том, что отрицательные эмоции сформированы в коммуникативном пространстве.
Отрицательные эмоции отличаются специфическим признаком «истерической справедливости» Ажитация своеобразная: « Ведь он действительно выпил пива и я имею право!!! устроить ему выяснение отношений по поводу того, что он не обращает внимания на мою жизнь и т.д.»

 

Идеология.

В любой осмысленной практике (Христианской, буддийской, суфийской, эзотерических практиках четвертого пути) утверждается, что отрицательные эмоции основное препятствие на пути к формированию и переживанию действительной эмоциональной жизни, причина и способ реализации не подлинности жизни и т.д. Но во всех этих направлениях подчеркивается, что работа с отрицательными эмоциями  - это эзотерическое знание и занятие. Что это значит.

Прежде всего это знание очень легко перепутать с общественными, культурными установками по этому поводу. Действительно в обществе считается, что практика отрицательных эмоций - дело плохое. Но ... все мы люди и т.д. Таким образом этические установки бесполезны, хотя до некоторой степени сдерживают практику отрицательных эмоций. Некоторое культурное противоречие. Выражать отрицательные эмоции вроде бы как нельзя, и подавлять их нельзя тоже. (Психологи и врачи так говорят) Компромиссным ответом на это противоречие в культурных установках выступает практика отреагирования. (Резинового начальника палкой побить, квейк погонять, порнуху посмотреть и т.д.) Такие вот социально приемлемые формы отработки отрицательных эмоций.[1]

Так же можно отметить, что та инстанция (субличность), которая занимается подавлением отрицательных эмоций на них и построена. (С чувством глубокого внутреннего удовлетворения искоренять в себе зло и т.д.)

Эзотерический взгляд на отрицательные эмоции заключается в том, что нет никакой действительности, которая могла бы соответствовать и порождать отрицательные эмоции, то есть нет предмета. И в этом смысле отрицательные эмоции представляются некоторой иллюзией. Опасного, и иногда смертельного характера. Но относится к ним надо серьезно, гораздо серьезнее, чем эти эмоции запрашивают.

Также, как мы с вами выясним, отрицательные эмоции представляют собой «борьбу воль» за осуществление суггестивного указания. Говоря проще - выяснение отношений между людьми. И собственно реализация, разворачивание отрицательной эмоции происходит в сфере воли. Сколько сил и энергии люди направляют на; -  добиться что бы, послушался, доказать ей (ему) что не права, оправдать себя в своих глазах или в глазах своего партнера, выяснить кто тут главный и т.д. То есть борьба лишена реального предмета, борьба идет за саму возможность наличия такого или иного предмета. То есть происходит борьба воль. Получается следующее. Конечно, мы можем сказать, что человек, который умеет «настоять на своем» , это «волевой» человек, и это действительно так, потому, что воля, и об этом говорит нам наша интуиция, действительно бывает задействована в подобных ситуациях, но это воля противопоставления и борьбы [2], и с некоторой точки зрения не важно кто побеждает если при этом гибнут люди. Мы говорим сейчас не о возможном «моральном» запрете на конфронтацию, которая в принципе является неизбежным действием трансформации, сколько о том, что выходом из глухой конфронтации является энергетически насыщенное значимое сотрудничество, и наоборот ситуация «борьбы воль» подразумевает подчинение одной воли другой. (Даже если он (она) будет принимать решение, я буду тем (той), кто позволил (а) ему (ей) это сделать. И позабочусь о том, что бы она (он) про это слегка догадывался (лась), ну так немножко, чтобы не зазнавался, а впрочем мы друг друга конечно любим и т.д.) Соответственно возникает много мест приложения для «воли противопоставления» и это создает очень плотную психо эмоциональную атмосферу, своеобразную занятость, туда же добавляется мнение человека о том, что собственно он (она) волевой человек и с этим местом у него (нее) все в порядке. А если не в порядке, то опять же надо просто научиться бороться (противопоставляться и выигрывать) и все тут. Таким образом на обсуждаемом слое, относительно воли мы имеем или ошибочную стратегию, или отсутствие ошибочной стратегии и страсть оную, ошибочную стратегию, приобрести (мускулов каких ни будь поднакачать). А собственно путь в эзотерическом смысле, связан с совершенно другим принципом применения воли, который, на пример описан в концепции недеяния, что не означает бездействия, или концепции смирения, что опять же не означает податливости или попустительства. Но до тех пор, пока воля оформлена, задействована в отрицательных эмоциях, то возможности начала движения по пути у человека нет. Именно потому в действительных духовных практиках работе с отрицательными эмоциями придается столь большое значение.

Как можно заметить принцип отсутствия отрицательных эмоций в эзотерической практике выдвигается не как абстрактное моральное требование, за выполнение которого следует обещание «будешь хорошим», но вполне конкретное предписание технического характера, если вы будете допускать отрицательные эмоции, в вашей жизни будет то-то и то-то, а этого не будет. Вот и все.

 

Теория.

С точки зрения коммуникативного описания отрицательные эмоции формируются следующим образом.

Направленная на человека суггестия может быть исполнена или не исполнена. После того как суггестия принимается ко вниманию и исполнению это формирует особенную, следующую реальность. Суггестия может быть принята или не принята и решение принять или нет формирует свою действительность. Но существует момент, когда суггестия уже отправлена, а ответа еще нет. Или ответ уже есть, но он не принимается таковым. И здесь формируется промежуток в котором никакой действительности нет, а есть, например, борьба воль за выполнение или не выполнение суггестивного указания. Пример. Я ему говорю сделай, а он мне сделаю если ты мне сделаешь, а я ему, как же я это могу сделать, когда у меня..., и т.д. Завис в этом промежутке, между действительностью и действительностью может длиться от нескольких секунд до десятилетий. (Уже давно вырос, но до сих пор спрашивает у авторитетных людей что же ему в этой жизни делать, а если кто предложит, то сначала попробует, потом разочаруется и во всем обвинит того, кто посоветовал....) (Мама может не купить ребенку мороженного и ребенок может клянчить неделю и больше. При этом он будет жить не в реальности, где мама купила или не купила ему мороженного, а вот в такой не существующей действительности где он клянчит, канючит и т.д. И когда мама купит это мороженное, то это будет не то мороженное, или сейчас уже поздно и т.д. Маму ведь тоже надо наказать)

Предположительно как это формируется. Сначала ребенок дает простую негативную реакцию, затем обнаруживает какое воздействие на родителей эта негативная реакция оказывает и начинает пользоваться ей целенаправленно. Я не тебе, я маме плачу. Таким образом отрицательная эмоция, даже если это не всегда видно, является обращением манипулятивного характера.

Соответственно, два типа обращения, просящее и требующее. Это эмоциональное давление в рамках несуществующей действительности, в которой суггестор отказывается принимать реальность несостоявшегося исполнения его суггестии.

Это похоже на принцип игр по Берну: зависание в контр-контр-суггестии фиксируется само по себе , и практически исчезает задача исходной суггестии, добиться чего - то, а остается только стремление сохранить саму ситуацию. Тип собаки сверху и собаки с низу. Собаке с верху не нужно выполнение ее указаний, всегда наготове фразы типа того, что ты опять, конечно не справишься. А собака с низу принимает указания не для того, чтобы выполнять.

Соответственно мы попадаем в любопытную ситуацию. Собственно ситуация до отправленной суггестии и после ее принятия и не принятия вполне может быть просчитана, систематизирована и вполне структурна. До того, как мне предложили сделать это я делаю что то свое, после того как я согласился я делаю это, если я не согласился я это не делаю. И все более или менее понятно. Там работают вполне видимые закономерности. Но если я отказался делать это, а мой партнер не согласен с моим отказом  и не давая мне перейти к собственным делам продолжает на меня давить, упрашивать, обижаться, умолять и т.д., то дела, которое может быть рассмотрено не существует, не существует объективности. Сплошная борьба воль за осуществление суггестий. Но ущербных. Я не могу принять отказ и продолжаю заставлять, другой не может со мной согласиться выполнить то, что мне надо, и , как правило, не может принять то, что он не может со мной согласиться, не удобно ему (или ей) с любимым (например). То есть в этом случае, взаимного или личного не согласия с происходящим, воля направлена на удерживание, фиксации ситуации. И в данном случае принятие решения детерминировано не согласием с происходящим. И лучшее, что можно сделать в такой ситуации это вернуть все назад, до отправления суггестии. Там двойная растяжка. С одной стороны опасно и не хочется нарушать уже сложившиеся отношения (слияние) с другой существуют потребности, которые требуют своей реализации, но их исполнение связано с согласием или не согласием близкого человека. Соответственно: если я исполняю свое желание, то мы не вместе с близким человеком, если я не исполняю свое желание, то я не исполняю свое желание, но мы вместе с близким человеком. И отрицательная эмоция выступает средством давления и регуляции поведением своим или близкого (значимого) человека в ситуации лишенной предметного наполнения. Другое, плодотворное проявления воли связано с принятием ситуации и принятием решения. Близкий человек отказывается выполнить просьбу или указание. И вместо того, чтобы настаивать на своем, может быть годами и мстить, включая факт его отказа в возможно манипулятивные отношения в грядущем. Просто принять его отказ и принять собственное решение, в которое отказ близкого человека будет входить просто фактом, одним из пунктов той действительности в которой вы сейчас находитесь.

Таким образом к-кс-ккс разрыв является местом для проявления воли. Не обнаружения логичной динамики, которую надо увидеть и опереться на нее в принятии решения, а чистого проявления воли. Когда мы забываем об этом то наступает место всяческим раздумьям о том: - а насколько я люблю другого человека для того, что бы принять его (ее) суггестию. И оправдывая любовью свое подчинение мы используем живую любовь не по назначению, что конечно, делает нашу жизнь неподходящей для Ее присутствия.

 

Работа.

 Первый уровень работы собственно аналитический. Необходимо понять чего действительно хочет отрицательная эмоция, за чем обращается. Здесь сложности, дело в том, что она устроена именно таким образом, что бы этого не было видно. Выражение и переживание отрицательной эмоции принципиально не предусматривает раскрытия содержащейся в ней лжи. Вся коммуникация может быть организована для того, чтобы поддерживать партнера в состоянии виноватости, а себя в состоянии обиженности и стричь с этого определенные купоны. В садистском и мазохистском варианте они разные.

 Следующим моментом аналитической работы является проработка конкретной отрицательной эмоции как части образа себя и части структуры взаимодействия с близкими людьми. В этой работе полезно помнить, что отрицательные эмоции не относятся к реальности. И восприятие себя недостаточным «недотыкомкой» и т.д. имеет своей целью очаровать и заклясть маму, когда она вам не купила какое ни будь мороженное. С близкими сложнее. Но как однажды Георгий Иванович сказал Успенскому: «Ничего так не разделяет людей, как Работа».

В тернинговых ситуациях во втором слое работа связана с манипуляциями отношениями.

 

Уровни фиксации отрицательных эмоций.

Первый уровень связан с отрицательными эмоциями так сказать «по привычке». Человек уже живет в действительности, где ему не надо доказывать первой возлюбленной, например, что он ее достоин и выполнит всяческое ее желание несмотря на себя. У него уже спокойные и достойные любовные отношения с рядом прекрасных дам. Но наступает некоторый «пробой», человек себя плохо чувствует, или у него какие ни будь неприятности и вот он ходит за какой ни будь своей любимой женщиной и слабым голосом спрашивает: - «А ты меня любишь?». И она отвечает ему: -«люблю мол тебя». И вроде бы все хорошо, но почему - то этот ответ не кормит, не насыщает. Более того, когда получен ответ, вроде бы такой, какой надо, а человеку только хуже становится. Движение здесь заключается в том, чтобы попробовать просто не задавать этот вопрос, «не тянуть эту лапу». Динамика фиксации отрицательной эмоции требует выражения ее и ответа на нее, тогда она фиксируется и получает свое развитие В полном соответствии с классикой - Чесать где чешется. При чем, если отрицательная эмоция уже выражена, то даже если на нее не будут отвечать, все равно это будет истолковано как ответ. (Я ее спрашиваю про любовь таким проникновенным голосом, а она мне молчит. Ужас то какой). Если нам повезло и в данный момент времени под эту отрицательную эмоцию нет специфических отношений с близким человеком, то есть они не фиксированы в пространстве отношений. То есть мой близкий не заинтересован в том, чтобы в эту игру играть, то есть простой шанс - заткнуться и не расчесывать там, где чешется. Сложно конечно, но можно.
Второй слой пребывания отрицательных эмоций связан с системно ролевым субличностным раскладом. Уровень ответа на вопрос о том, кто я такой? Мы выходим на него в работе после того, как не получилось просто прекратить отрицательную эмоцию. Реализация отрицательной эмоции, в данном случае, представляет собой сложно устроенную стратегическую игру, «выход» из которой позволяет получить психологический «доход». Этот слой хорошо работается в анализе игр по Берну. Самым же существенным моментом является сохранение и подтверждение какого либо пункта относительно себя самого; слабый, безответственный, агрессивный, занимающийся бессмысленными делами, несчастный, почему они от меня так много хотят, меня всегда обманывают, людям невозможно доверять и т.д. Собственно разнообразие всех этих установок относительно себя может быть собрана под общим названием  жалость к самому себе, потакание, самооправдание, оправдание собственной невозможности с чем то справиться, безответственность, инфантильность и т.д. Здесь уместно серьезное рабочее замечание, работать с отрицательной эмоцией противопоставляя ей другую отрицательную эмоцию практически бесполезно. Пожалеть себя, потом наказать себя разозлившись, это не выход. Собственно с этой точки зрения каждая ролевая позиция закрепленная в отношениях поддерживающих отрицательную эмоцию, представляет собой некоторый сложно удерживаемый компромисс между попыткой получить, то что надо (добиться исполнения суггестии, например) в соответствующих отношениях и страхом, напряжением, связанным с фрустрацией драйва. Баланс поддерживается постоянными флюктуирующими движениями, от удовольствия к страху и наказанию. Представляется, что именно эта проблематика лежит в основании стратегий невротических игр.
Третий самостоятельный слой проявления отрицательных эмоций представляет собой специфический кайф от реализации действия связанного с выражением и дальнейшим разворачиванием оной. Кейфы бывают садистского и мазохистского характера. Очень сложно удержаться от получения такого рода удовольствия и последующего наказания за него, что тоже входит в меню. Среди особенностей переживания отрицательной эмоции можно выделить следующие: кажется, что испытываемое чувство очень достоверно, то есть очень сложно чувствовать другие возможные эмоциональные ходы в ситуации чреватой привычной отрицательной эмоцией, чувство как правило обладает оттенком «справедливости» и «объективности», что и составляет основу лжи в отрицательных эмоциях, притягательность отрицательных эмоций также, что отнюдь не лежит на поверхности, заключается в сексуальном характере переживаемого чувства[3]. Зона фиксации удовольствий такого рода чрезвычайно широка. И связана с самомнением и стремлением к власти,   немедленному удовлетворению своих потребностей, нетерпеливости, в желании восхищения, небрежности и т.д.
Самый абстрактный уровень, на котором можно увидеть следствия работы с отрицательными эмоциями связан восприятием человеком своего положения в мире. Несколько заходов. Относится к области восприятия человеком мира в котором он, этот человек, живет. Каков мир. Враждебный, безразличный, принимающий и поддерживающий. Кто я в этом мире: защищающийся, защищаемый, принимающий, отказывающий. То есть придельные образы, описания себя. В общем все  градации, которые находятся между жестким отталкиванием и полным принятием и поддержкой по отношению к себе или к миру. Работа непосредственно с этим слоем практически невозможна, скорее это область отслеживания изменений, которые происходят на более поверхностных слоях.

 

Форма. Тренинг - семинар.

Выделение в собственном опыте одной типичной отрицательной эмоции. Определение ее класса (по уровням фиксации).

Рассказ в парах друг другу об этой эмоции. (правила консультационного интервью)

Пересказ того, что было услышано. (Особое внимание уделяется выделению того, по какому из вышеперечисленных признаков эта эмоция может быть отнесена к отрицательным)

В индивидуальной работе на группе выясняется точный текст суггестии, которая до сих пор отправляется, или текст сопротивления суггестии.

В случае если отрицательная эмоция фиксирована не на первом слое, то начинается работа по специфическими зависимостями в тренинговой форме.

Зависимость от потребности.

Зависимость от партнера

Зависимость от привычек и напряжений.

Зависимость от образа себя

Работа с одиночеством, смертью, ответственностью и смыслом в тренинговом режиме.

[Previous Entry] [Add to Memories] [Tell a Friend] [Track This] [Flag] [Next Entry]

Отрицательные эмоции, часть 1

[#1]

[[info]] czaerlag

March 3rd, 13:58

(Написать связный текст снизу доверху не выходит; буду выкладывать небольшими кусками...)

Гурджиевская психотехническая работа в изложении П.Д.Успенского начинается с одной простой, но фундаментальной по сути и достаточно трудной на практике рекомендации: воздерживаться от выражения отрицательных эмоций. Попросту, когда мне хочется, что называется, «высказать всё, что я о нём (о ней, о них и т.п.) думаю» — выразить неудовольствие, обиду, возмущение, гнев или что-нибудь в этом роде, — задача состоит в том, чтобы просто этого не сделать. Не сделать — и всё, и ничего больше.

Если подходить к задаче формально, «для галочки», то достаточно усилием воли закрыть рот и промолчать. Но к сожалению, к работе над собой невозможно подходить формально: «галочку» не от кого получить, т.к. единственным заказчиком, подрядчиком и плательщиком в этой работе являюсь я сам; если я сделаю «для галочки», у меня будет «галочка», но не будет результата. Поэтому придётся понимать, что имеется в виду. Придётся, в частности, вспомнить о том, что просто закрыть рот недостаточно, что эмоции отлично можно выражать и с закрытым ртом — да так ядовито, что все тараканы дохнут в радиусе десяти километров. Но даже если стараться не только молчать, но и улыбаться, — строго говоря, внимательный собеседник всегда видит моё эмоциональное состояние вне зависимости от того, «выражаю» я свои эмоции или «не выражаю».

Вспоминая М.Боуэна, добавим: любой собеседник всегда видит моё эмоциональное состояние и всегда тем или иным образом подпадает под его влияние; внимательный от невнимательного отличается только тем, насколько глубоко он отдаёт себе в этом отчёт. Следовательно, прекратить выражать эмоции — значит прекратить их испытывать, не больше и не меньше.

В такой постановке эта задача весьма проста, и как всё простое, очень трудна для практического выполнения (ибо, как известно, простое трудно, и чем сложнее, тем легче) — кто пробовал, тот знает. Поэтому постараемся несколько уточнить, усложнить и тем самым облегчить задачу.

Прежде чем этим заняться, важно понять, что практика — не более чем практика; не следует принимать её как «моральную норму» и тем более как «заповедь». Это работа, которая имеет смысл для человека, не способного воздержаться от выражения своих отрицательных эмоций, и как всякая работа, она может быть начата, проделана и закончена. Перед человеком, выполнившим такую работу и получившим результат, а не «галочку», — т.е., способным в любых обстоятельствах по своей воле решать, выражать ему эмоции или не выражать (и если выражать, то сознательно выбирая адекватную данному моменту форму их выражения), — перед таким человеком встанут уже другие задачи, у него будет уже другая работа. У нас, не выполнивших и неспособных, работа — именно эта.

Итак, уточняем. Что же, собственно, это такое — «отрицательная эмоция»?

Чтобы об этом говорить, нам понадобятся понятия «субличность» и «внутренний диалог». Не буду на них подробно останавливаться (даже если бы я достаточно в этом понимал, потребовалось бы очень много букв, чтобы описать). Начните здесь , дальше пройдите по ссылкам — о предмете написано достаточно. Скажем коротко (и опять же, почти по тексту Успенского): моя личность состоит из субличностей, как муравейник, будучи единым организмом, состоит из отдельных муравьёв; эти мои субличности пребывают в сложных, живых, часто противоречивых и весьма напряжённых взаимоотношениях между собой. Постоянно звучащий во мне, никогда ни на секунду не останавливающийся внутренний диалог (на самом деле, конечно, не «диа-», а «поли-»; ср. описание у К.Кастанеды) — это как раз тот способ, каким мои субличности общаются между собой, поддерживают и выясняют свои отношения. Надо сказать, что «внутренний диалог» — термин достаточно условный: как общение между людьми далеко не всегда происходит в вербальной форме, так и внутренний диалог чаще осуществляется не словами, организованными в грамматические конструкции, а нечёткими, одному мне понятными образами. Например, совершая некий поступок, я могу очень ясно (или, напротив, смутно, и от этого ещё более впечатляюще) «чувствовать» на себе взгляд, которым меня одарил бы папа, если бы он присутствовал при моём поступке. Тут нет никаких слов, но есть вполне законченный, всем «среди меня» очень понятный и значимый акт общения между моим Внутренним Папой и моим Внутренним Ребёнком. Именно так (фактически, в психической реальности, а не в какой-то теории) устроена личность человека: это сложная система и постоянный процесс взаимодействия между собой внутренних образов различных людей. Я состою из многих отдельных субличностей, ведущих между собой непрекращающийся разговор; можно говорить, что система отношений между этими образами — это и есть моя личность, этим она исчерпывается.

(продолжение следует...)

Tags: отрицательные эмоции, психология, психотехника

И так

[[info]] tdimm

2009-03-04 11:46 am (UTC) [Delete] [Track This]

Два тезиса. Отрицательная эмоция это следствие работы управляющей (редко коммуникации) во внутренней полилогической структуре. Носит, как правило, оценочный характер. (дефект самости)
Соответственно отр эмоция это манипулятивная реакция на запрет. Себя жалеть буду, или долго головы отрывать что бы не повадно было. Возник образ. Это когда уже побили или еще не пущают, попрыгать вдоль забора и повыражать эмоции сожаления возмущения жалости, агрессии. Такой промежуток.
Мне было би интересно рассматривать отр эмоции во внутренней экономике. Аспект перехода к необходимой активноти. То есть, по моему, отр эмоция это то, что гасит действие. Действие в нем "вязнет". То есть про то, что делать вс отр эмоцией во внешней коммуникации - более или менее ясно. Но как во внутренней?
А так же. "Я состою из многих отдельных субличностей, ведущих между собой непрекращающийся разговор; можно говорить, что система отношений между этими образами — это и есть моя личность, этим она исчерпывается." Мысль, конечно вполне буддийская. Но что бы от чего то отказаться, надо, что бы это у тебя было.

(Reply) (Thread)

Re: И так

[[info]] padvo

2009-03-04 01:34 pm (UTC) [Track This]

> То есть про то, что делать вс отр эмоцией во внешней коммуникации - более или менее ясно. Но как во внутренней?

Выводить в специально организованную внешнюю ситуацию, имхо. Лупить подушки, стены, можно битой или кувалдой - как удобнее ;-). Честно зная при этом, кого это ты так "любишь". Я вот когда-то помимо изложенного еще и сделал ритуальное сожжение маминой фотографии - очень помогло... При том, что реальная мама жива и для своих лет вполне здорова. Но оратор, по-моему, не совсем об этом.

(Reply) (Parent) (Thread)

Отрицательные эмоции, часть 2

[#1]

[[info]] czaerlag

March 13th, 18:12

Идёт по лесу ёжик, навстречу ему медведь.
— Привет, медведь!
— Ну здравствуй, ёжик.
Так, слово за слово, ёжик пизды-то и получил…

3. Отрицательная эмоция разворачивается на внутреннем диалоге именно так: «слово за слово»; в какой-то момент (если сделать над собой достаточное усилие, чтобы «вынырнуть» и поглядеть на процесс чуть-чуть со стороны) становится очевидно, что испытываемая мною сила чувства во много раз превышает значимость того исходного повода, который послужил для отрицательной эмоции точкой старта. Для отрицательной эмоции характерна раздутость, преувеличенность — хотя очень трудно бывает мне, захваченному отрицательной эмоцией, признать, что исходный повод не стоит такого количества выеденных яиц и выцарапанных (или выплаканных) глаз…

4. Отрицательная эмоция, как правило, совершенно оторвана от реальности, «бесполезна» — и в этом смысле лжива. Например. Я каждый день приезжаю домой и ставлю машину около подъезда. Часто на лавочке у подъезда сидит бабушка, соседка. Если она там сидит, она неизменно одними и теми же словами сообщает мне, что разъездились тут, наворовали денег, понакупили машин, весь город изгадили, а людям ходить негде. Далее она обещает пойти в собес жаловаться, и тогда приедет милиция, машину мою у меня отнимет, а меня ещё оштрафует на крупную сумму за неуважение к старшим (и, в частности, к ней). При этом, женщина она достаточно неглупая, чтобы хорошо понимать, что если она вдруг действительно дойдёт до собеса, то слушать её там никто не станет, никакая милиция никуда не приедет и никого не оштрафует, и т.п. — одним словом, что у неё нет никакой надежды повлиять таким способом на эту, не устраивающую её, ситуацию. Но между этим её пониманием, которое у неё несомненно есть, и текстом, который она раз за разом без изменений произносит, расположен «буфер» (гурджиевский термин, см. у Успенского). Этот буфер — и есть отрицательная эмоция, именно она надёжно отделяет бабушку от реального восприятия реального положения дел.

5. Отрицательную эмоцию легко распознать в себе и квалифицировать как таковую, если она достаточно «свежа», если сопровождающий её внутренний диалог обладает ещё некоторой новизной, а стало быть, достаточно членоразделен и хорошо доступен внутреннему слуху. Но чаще это не так. «Свежих» отрицательных эмоций гораздо меньше, чем привычных, «застарелых» и «любимых», покрытых плесенью (а то и травкой) и тихонько пованивающих на задворках сознания. Внутренний диалог по их поводу становится привычен, как бормотание радиоприёмника в тридцать-лет-как-опостылевшей кухне, теряет всякую членораздельность, так что невозможно уже разобрать, кто с кем и о чём говорит, — и сливается в непрерывный (на пределе слышимости, но тем не менее, очень отчётливый, обладающий неповторимым «вкусом») внутренний гундёж.

Именно этот вкус может быть «схвачен» путём самонаблюдения, именно его нужно научиться безошибочно «чуять» и выделять из любых эмоциональных «коктейлей» и «каш», варящихся в нашей психике. Именно этот вкус позволяет точно распознать отрицательную эмоцию. И наработать это «чутьё» можно тем самым, рекомендованным способом: прерывая себя всякий раз, когда я замечаю, что отрицательная эмоция «из меня лезет»…

Отрицательные эмоции значительны и многообразны. Всем нам знакомо чувство обиды — острой обиды, горькой обиды, глухой обиды, затаённой обиды и мн.мн.др. Многие очень любят навязчивое чувство вины (ничего общего не имеющее с раскаянием). Многие знают в себе чувство безысходной подавленной агрессии (японцы вон даже чучела начальников в офисах ставят). И т.д. и т.п. Поймав в себе этот вкус и пристально за собой наблюдая, можно только удивляться (тщательно избегая превращения этого удивления в очередную отрицательную эмоцию!) — насколько, действительно, вся моя жизнь целиком и полностью состоит из этого…

Ну, и напоследок ещё один пример: бывают вполне приятные и «положительные» отрицательные эмоции. С ними, конечно, особенно сложно, и от них особенно жалко бывает отказываться. Очень яркую иллюстрацию этому я получил, наблюдая за группами шатающихся по району футбольных болельщиков, когда наша измождённая Родина на секунду приподнялась с колен и выиграла несколько матчей чемпионата Европы (я правильно помню?) по футболу. Как они себя накручивали и накачивали, с какой энергией раздували в себе эту (пустяковую, в общем-то) радость!.. Но сечь в себе такие вещи — это уже действительно сложно. Начать лучше с несомненных случаев — с обид, вин, праведных возмущений, ненависти, зависти и т.д. и т.п. Этого багажа у каждого из нас в достатке, а пожалуй что и в избытке.

Итак, наблюдать и по возможности прерывать.

Забегая вперёд, скажу, что эта практика сама по себе вряд ли поможет действительно изжить в себе отрицательные эмоции. К сожалению, не так просто. Единственная (весьма неприятная, но совершенно необходимая) вещь, для которой эта практика предназначена, — воспитать в себе «нюх» на отрицательные эмоции, научиться безошибочно их различать. Убедиться, что они действительно есть, они действительно пахнут, их действительно много, — и, если возможно, воздержаться от отрицательных эмоций по поводу того, насколько их много.

(В следующей серии — о том, что и как с этим можно было бы пытаться делать. Ежели кому надо… ;)
 

 

 

 

[1] Относительно процессов отреагирования рекомендуется посмотреть статью В.Франкла из книги «Человек в поисках смысла», собственно это очень серьезный наезд на псевдогуманизм в современной ему психологии.

[2] Аристотель называл ее животной волей и полагал эту форму воли и души свойственной сословию военных.

[3] Возможные ссылки. Добротолюбие 4ый том, Гурджиев, Успенский, М.Николл, Д.Г.Беннет, в частности книга Секс. И.Шах.

<< Вернуться на предыдущую страницу


Top